Старовойтова Алина.

«Дорогая Памелла, или как пришить старушку»

Среди «консервативных любителей театра» существует мнение, что «если взялись делать спектакль по какому-то произведению, нужно ставить, как написано у автора. Ничего не убирая и, упаси боже, ничего не добавляя…». Я с этой позицией в корне не согласна. На мой взгляд, сохранение исходного текста – это прекрасно, но в каждом спектакле ДОЛЖЕН быть виден режиссер. Это может проявляться в непривычных трактовках, иначе раскрытых образах, оригинальной сценографии, дополненных репликах… В чем угодно. Но вклад режиссера должен быть виден. Именно этого нельзя сказать о спектакле Александра Николаева «Дорогая Памелла, или как пришить старушку»

 «Дорогая Памелла…» — это, вероятно, единственный спектакль из всего того, что я видела, в котором режиссер настолько бережно отнесся к оригинальному тексту. Александр Николаев просто визуализировал все то, что было написано в пьесе. Да, сделал это забавно и весьма талантливо, но этого мало. Этого катастрофически мало.

Пожалуй, наиболее честная рецензия на этот спектакль получится, если сложить рецензию на оригинальную пьесу и обзор сценографии (художник-постановщик — Олеся Смахтина).

К слову, сценография в «Дорогой Памелле…» обратила на себя внимание зрителя еще до начала спектакля: в проходах лежали старые, пожелтевшие газеты, на сцене стояла огромная картонная коробка. Всё это сразу намекало зрителю на то, что действие будет происходить отнюдь не в фешенебельных кварталах «одного западного города».

Появляющийся далее Человек театра (Артём Асадчий) подтверждает ожидания зрителя, разворачивая коробку в полуразвалившийся домик. Декорации и костюмы героев бедны и невзрачны. Даже кот Тэннер выглядит каким-то затасканным. Всё это направлено на погружение зрителя в атмосферу халупы на краю свалки, в которой разворачивается действие спектакля.

Пьеса «Дорогая Памелла» Джона Патрика – это светлая, но довольно грустная рождественская сказка о добре, прощении и бесконечной любви к ближнему, которая способна перевоспитать даже самого отъявленного негодяя.

История повествует об одинокой, нищей, подслеповатой, но бесконечно доброй Памелле Кронки (Антонина Тимошина), живущей в полуразвалившемся домике у самой свалки вместе со своим котом – мистером Тэннером. Когда-то Памелла была любима, окружена близкими и… счастлива?

Теперь она стара и одинока. Хотя счастлива и поныне. Вот только теперь её счастье заключено в помощи нуждающимся. Она сама говорит: «Не могу видеть, как кто-нибудь страдает, даже кот».

Судьба закидывает в её дом троих мошенников, скрывающихся от полиции: бывшую уличную девку Глорию (Ксения Ратомская) с мечтами о принце, который приедет и заберет её из окружающего мрака; бывшего инженера Брэда (Олег Родин), лишившегося любимой работы из-за проблем с легкими; и бывшего работника типографии Сола Бозо (Павел Захарченко).

Увидев, в каких условиях обитает Памелла, эта троица решает застраховать её и устроить несчастный случай, чтобы получить деньги и наконец-то зажить по-настоящему.

Конечно, как и в любой сказке, здесь запланирован счастливый конец. Он – как рождественское чудо: радует, хотя и совсем не поддаётся логике.

 

Я думаю, что для современных людей подобные пьесы очень полезны. Мораль в них подаётся в довольно примитивной форме, но, так или иначе, заставляет задуматься об очень важных вещах.