На грани жизни и искусства

Репетиция — это всегда таинство. На ней чувствуешь себя наблюдателем, который случайно заглянул на изнанку, и перед которым вся «внутренняя кухня» раскрывается сама собой. Остается только наблюдать. 

Мне нравится осторожно заглядывать в дверной проем небольшого класса, ожидая начала репетиции и осторожно вслушиваясь в игру на пианино одного из солистов камерного хора. Ощущение приоткрывающейся тайны одно из самых лучших ощущений, которые можно испытывать. Невозможно за один раз полностью понять и почувствовать все, но возможно проникнуться. А еще, слушая пение хористов, задуматься о том, где начинается искусство.

«Искусство – это то, что должно трогать душу человека. –  Говорит дирижер хора Вячеслав Михайлович Яковлев. –  Если оно задевает, то заставляет плакать, рыдать, чувствовать. В наше время редко такое бывает. Чаще зрители приходят, говорят: «ой, как они хорошо поют!». Потом уходят и забывают сразу. А надо, чтобы оно осталось. Вот это очень сложно. К искусству все время стремишься, стремишься. Это грань такая, как острие ножа. С одной стороны ремесло, а потом оп! – и уже искусство. Как этого достичь?».
 
В перерыве репетиции беседую с Вячеславом Михайловичем и ловлю себя на мысли о том, что человек он удивительный. С морщинками вокруг светлых глаз, говорящих о добром нраве, спрятанным за строгостью, и особенным взглядом на музыку. Понимание им произведений остается для меня загадкой. Сам он говорит: «Это чувствуется на генетическом уровне. Почувствовать не сложно, самое трудное: донести до них. – Кивает на хористов, отдыхающих кто в классе, кто в коридоре филармонии. – Искусство есть там, где есть высокий уровень исполнительства. В коллективе достичь его труднее. Ты можешь быть гением, но как заставить их чувствовать то же самое, что чувствовал ты? Я этим проникся, я этим напитан, теперь нужно и до них это донести. А они же все разные, приходят со своими проблемами. И все время надо учить их петь. Чтобы они пели, как единый организм. Иначе ничего не выйдет«.

Вячеслав Михайлович искусством то, что делает, все-таки не считает. Камерный хор возобновляет репетицию, дирижер ругается, солисты стараются следовать его наставлениям. Музыка наполняет небольшой класс и льется из приоткрытых окон во внутренний двор филармонии. Из-за туч выглядывает солнце, играет лучиками по стенам класса. Вячеслав Михайлович искусством то, что делает, не считает. А у меня мурашки.

Жизнь – это музыка. И она звучит в каждом мгновении, в каждом вдохе. Важно уметь прислушиваться к ее переливам и слышать главное. Верно понимать ее. Чтобы  из мальчика, который играл на баяне на родительских собраниях в школе, не вырос жалеющий о несделанном однажды выборе мужчина.